Город может спать спокойно

ZURLА 05.04.2015 в 12:57

- Откуда мне знать - кто Мойша, а кто меньше. Я не военторге работаю. Мне заказы на системы подавления огня не поступают. 

Так волнительно отреагировал продавец газированной воды на углу Тельмана и Доры Аксельбаум на упреки в том что он, видите ли, не на своем месте и должен бы знать, что характером и уставшей совсестью торгуют только люди, подозрительно похожие на фельдмаршала в соседней, распухшей от лишней земли, стране. 

- Вы посмотрите на меня, уважемый! - продолжал продавец-плут. - Что вы видите? Я скажу, что вы видите! Перед вами успешный торгующий человек! Чьто!?... Нет-нет, смотрите внимательно еще раз! Разве я похож на голодранца при деньгах и с полуостровом в кармане? Я же вменяемый человек! Меня сегодня мама кормила мясными котлетами с "Привоза". Разве я влезу в нечьто подобное? 

- Так зачем без спросу и без позволения ваш столик с липовой "Моршинской" стоит здесь, а не на пляже среди крокодилов? Вы же лицензию в анфас никогда не видели! - строго выговаривал несЧАСТНОМУ предпринимателю человек в балаклаве и с неподражаемым акцентом к правде. 

- Я? Это я не видел? Да я принесу вам десять, нет - двадцать этих жалких туалетных бумаг, нужных только прокуратуре, строящей силами пролетариата бедные лачуги себе на старость. Я жажду от  обострения людям возмещаю. Лекарь, можно сказать.

- Щас мы тебя полечим. коллега! - угрожающе произнес человек в камуфляже. 

- Минутку-минутку, уважаемый... Повторит еще раз это "щас мы полечим...", пожалуйста! Больно знакомые звуки. Фима! Ты что ли? Не мог сразу сказать? Мы же люди, а не этот с торсом супермена в обнимку с птицей, о котором наши футболисты поют. 

- Та хрен с ним. Раз прокололся с утра - день не удался. Пошли чай пить стаканами.

- А как же водичка трудящимся?

- Какая водичка, Шура? Тетя Клава из крана наливала? Меньше отравлений в городе-герое будет! Идем! Плачу неустойку! "Любимый город может сп-ааать спакойна-ааа..."

Всех спасем!

ZURLА 05.04.2015 в 08:18

Федор начал свою маленькую войну с того, что выпил водки. С водкой случился перебор, а вот с идеей - недостаточность. Глафира, официантка местного самородочного заведения, подсказала ему, что он недобдел в этом вопросе. Базу под пассионарность свою не укрепил должным образом, а потому выглядел в ее глазах неубедительно. Она так и заявила:

- Иди, идейно убогий, в место, откуда начал свое скорбное шествие за правду. В смысле в мать свою идейную!

Обидно было слушать Федору такое равнодушное отношение к его стремлению навести порядок в испорченном пиндосами и потреблением мире. Он хотел разбить все иллюзии недальновидной Глафиры насчет важности скрепочных светлых чувств, уже было потянулся за бутылкой, чтобы грохнуть ее по стене, по человеческому равнодушию, да почему угодно, но... не было уже сил для борьбы за то, что никак не удавалось оформить до полноты ясного, не искривленного понимания. Упал Федор буйной головушкой в исконно русское изобретение кулинарии - в салат "оливье" с горохом и майонезом из Костромы. И приснился ему сон...

Идет Федор, аки добрый молодец, в форме, разработанной аж в городе дружбы Екатеринбурге, с автоматом Калашникова, приспособленным под мир, и радостно ему так, что миссия, значит, у него. А тут встречается на пути странный старичок-сморчок. Говорит ему:

- Емеля, куда берцы намылил?

Рассердился сильно светлый воин-спаситель человечества за такие слова обидные.

- Какой я тебе Емеля, дед-пердун? Федор Евпатьич я! Неочищенное сознание гонит меня переплавлять-мать-твою-лять свой внутренний мир в горниле войны за просвет в окошках.

- Да? - удивился встречный человек. - И давно у тебя сия дивная потребность?

- Да, поди, с рождения! - отвечает молодец. - Традиция у нас такая - под каждый новый год ходить... тьфу ты... нет это не с этой страницы истории. Так вот, мы завсегда за мир, но чтобы без запасных путей, чтобы гады все эти боялись и соглашались по очереди на условия капитуляции, а то шарахнем!

- Чем? - удивился дедушка.

- Как чем? Оружием массового отражения! Сразу отразятся на зажравшихся улицах их "Йорков" и таунов лица непередаваемого умиления.

- А знаешь ли ты, мил человек, где сейчас находишься?

- И где же?

- На небеси! - смеется дед. - Отчет идешь ты давать за бесцельно прожитые! Зачем водку перед наступлением пил?

- Каким наступлением, дедушка? Окстись. Я еще только документы на участие в освобождение русской земли подал. Отметить такое важное событие решил в ресторанчике "Обама".

- Не знаю-не знаю. Знаю, что амбразуру тебе предстоит собой закрыть от плотного вражьего огня. А на какого хрена, это уже не знаю. - снова смеется дед...

И просыпается тогда Федор, видит перед собой пулеметную точку, а под ней два бетонных шара, отвлекающих от правильных мыслей, опрокидывает стакан "путинки" в жаждущее справедливого распределения ресурсов нутро и с криком - "Да пропади оно все пропадом!" кидается грудью вперед.

.......................................... 

Федор, раскинув могучие руки, лежал на Глафире, прижимаясь всем телом, а она, сраженная такой приятной неожиданностью, вопила во всю мочь:

- Спасите! Люди добрые!

Федор, счастливо улыбаясь, бормотал:

- Спасем, миленькая! Всех спасем...

Почти как Родину...

ZURLА 02.04.2015 в 19:53

Марина лежит рядом, тихо дышит. Марина обречена жить долго. Она ждет, что ей скажет небо. Мы смотрим, как уходит из-под нас земля. У Марины с небом связь. У меня только с Мариной. И мобильная - с миром. Сильно трясет. Мы попали в место турбулентного отсутствия любви.

От груза ничего не осталось. Кроме воспоминания о том, как нелегко он достался. Раздолбало все армейскими минами средней дальности. И теперь приходится смиренно ждать, есть ли в планах неба сохранить нас для себя.

Марина поднимает руку. Я замираю, словно жалкий лист в ожидании грозы. Она оборачивается ко мне, улыбается. Говорит:

- Не сегодня. Еще есть заряд в батареях. Идем.

Шагаем не оглядываясь. Справа и слева еще несколько раз взрывается земля, но Марина не обращает внимания. Становится тихо. К нам бежит командир с позывным "Чуб". Он страшно кричит, кашляет. Наконец, становится слышно:

- Мать вашу!... Куда прете?!..

Марина растягивает во весь рот улыбку. Говорит:

- Не боись, начальник. У нас индульгенция. До самой победы. Пассионарный взрыв, епт...

Я смотрю на ее грязные волосы, камуфляж, берцы. Мне все до фени. Кроме Марины. Марину я люблю почти как Родину. Или так же.

Диды воевали, внуки все четко поняли.

ZURLА 27.03.2015 в 17:43

В далеком сорок втором в городе Ленинграде, сейчас Санкт-Петербурге, но таки в Ленинградской области (местный юмор) каждый воин, каждый житель умирающих от голода кварталов знали - "Фашист не пройдет!" И не прошел! Ибо диды воевали!

А сейчас пришел. Мило так. Внуки передумали и пустили. Нет, конечно, диды бы были совершенно против. Но... как сказать... Время теперь совсем непонятное. И пришли, опять же, не фашисты, а самые, что ни есть, фошысды. закон, наверное, нарушать. Что дышло. В смысле рекламировать то, что рекламировать, как бы, запрещено! А заодно показать - с кем диды воевали. Типо, смотритте - вон они, горемычные, на людей так похожие...

Мне тут наверняка заслуженно возразят некоторые движущиеся спиралевидно в опупенное будущее. Мол, ты чьо! Собрались чинно в культурном городе культурные мировые правые силы. А ты тут про фошызм...

Я конечно возражать не буду. Типо, указывать на всяких подозрительных людей, режущих в роликах живность бездуховную. Сразу видно, это путники, находящиеся в Дао, и пытающиеся по дороге понять строение божьих организмов. И вообще, раз они здесь, тот в этом, несомненно, есть великая сермяжная правда и нужность. Осталось дидам все объяснить, но как бы и не надо, так как их осталась некритическая масса. В роли символа - хороши, а в других вопросах - кто же их спрашивать будет? Посадят избранных на трибуну, чтобы тихо проявляли собой степень заботы о них государства, и ладненько. Георгиевская ленточка, против которой они воевали, и которую теперь им обязательно нацепят на гимнастерки, сто полковых грамм от какого-нибудь водочного барона и фото на память. Фертиг.

Но вернемся к нашим баранам. То бишь, к бозобидным правыи силам. Я сейчас попытаюсь для себя самого сформулировать удобное объяснение всему происходящему. Чтобы скрепы не свихнулись от когнитивности  всякой. Те. что в Украине, против которых успешно более года борется прогрессивный отдельно взятый народ, это настощие фашисты и хунта у них - мать родна. Так как защищают от агрессии свою землю. Что и есть оголтелый неприкрытый фашизм. А те, которые сейчас в бывшем блокадном городе собрались - это  союзники, попутчики, как там еще... в общем, пока хорошие парни. Пока. Но если в случае чего станут защищать себя от новой, ясной аки солнышко, весны, то... сами знаете. Закон что дышло...

{ 2 Комментариев }

Долгоиграющая пластинка

ZURLА 26.03.2015 в 17:18

Пел о добром и вечном Пол Янг, а она танцевала и танцевала... 

На сцене было холодно, неуютно. Голая спина, короткая юбка и вибрации, вибрации. А этот придурок все орет...

Когда-то Ольге не хватило три рубля на такси. Время тогда было такое. Темные силы вечно кающейся луны. Быстрая капитализация, грибы-киоски, и всюду - водка, в литровках, двухлитровках...

Были надежды и сосание под ложечкой. Голод - не тетка. Разноликий этнос катился в духовный мизерный минимум. "Гони бабло". Дьявол заново начинал строить материю. Тогда Ольга не танцевала. Она вкалывала и строила планы. 

Ей хотелось душевности внутри и снаружи, а дело стопорилось. Камни только-только начинались разбрасываться.

Он оказался бандитом (кем еще?). Сперва было ничего. Потом - более интересно. Он жил ярко и нагло. В конце девяностых его настигла кара за неуплату налогов в высшие сферы преступного мира. Бандит ушел, так и не узнав - какого хера являлся сюда в точку бифуркации в минуты роковые. 

А она, облегченно вздохнув, пошла искать чистое искусство. Его почти не осталось. Ольга уже не верила деньгам, настраивая себя на тихий душевный трепет внутри слабого женского сердца. 

Ольгу стали узнавать люди. Секрет от Опры сам бегал за ней, предлагая на каждом шагу золотые горы, а она просто танцевала. Ей и так было хорошо. Она знала что секрет не в том, чтобы что-то знать, а в том, чтобы избежать боли. Ольге однажды сам Бог сказал, что он для счастья дал людям две вещи - боль и наслаждение. И что на самом деле эти две вещи -  Он Сам. А потому она танцевала, не чувствуя холода. Не обращая внимания на тот бред, о котором пел Янг. Она раскручивала вибрации, а потому становилась все более одинокой. Но Ольге было пофиг. Ее мысли были заняты тем, чтобы точно уловить конец верчения в одну сторону и плавно начать движение в другую...

Понимание

ZURLА 26.03.2015 в 04:03

 "У каждой большой реки есть свой маленький пароход"... Так говорил старый боевой товарищ юного Гарри. Он был в ультрас еще во времена сноса предыдущей системы. 

Гарри входил в военизированную сотню. Что им двигало? Чувство справедливости, ненависть, пассионарность? Трудно сказать. Наверное, все вместе...

Ультрас собрались на площади огромного полиса, чтобы высказать неправильному государству свое недоверие. 

Плакаты, факелы, банданы...

Рвались петарды, ритмичные жесткие удары в барабаны, литавры... звучала прекрасная музыка, мощная, свергающая все на своем пути. Сотни молодых людей кричали в небо проклятия человеку, у которого они из всех членов больного организма выделили для огласки только один. Они формировали мыслеформу, которая должна была убить коварное зло.

А потом колонна столкнулась с бронированной фалангой. Гарри видел, как легли под град тяжелых дубин первые ряды. Но следующие уже ломали фалангу, превращая ее в несколько извивающихся змей. Началось месиво. Ультрас не знали, что столкнулись всего лишь с авангардом. Что их замыкали в смертельное кольцо.

Гарри попал в западню, спасая своего наставника. Того нещадно лупили несколько человек в пятнистой форме ягуара. Размахивая палкой, он пытался отвлечь на себя нападавших на лежащее, бездыханное тело старого друга. И тогда Гарри неожиданно сам получил удар сзади по голове. 

Его били долго. Когда-то очень давно так били рабов. На галерах, или на плантациях. Гарри теряя сознание, смотрел в красное небо. Он спрашивал у него - "Почему так?"

Но небо превращалось в голубя. Гарри гладил его, кормил с руки семечками. Он уже знал ответ. Гарри в этой жизни родился кшатрием, чтобы в следующей стать брахманом. Гарри смотрел сверху вниз на поле бессмысленной битвы. Бой барабанов становился все слабее и слабее. И уже не было ни земли, ни неба, а только нежнейшая музыка скрипки.

Гарри входил в состояние, которому можно было дать только одно определение:

"Понимание". 

{ 11 Комментариев }

Считайте меня...

ZURLА 04.03.2015 в 19:40

"У Бога для тебя каждый день по-особому помечен. И каждый отличается от другого не только настроением, погодой и прочими особенностями, но и уникальными задачами. А потому то, что ты не сделал сегодня, уже никогда не догонишь завтра. И молитва сегодняшнего дня не возместит той, навсегда пропавшей, что не была прочитана вчера из-за лени или чрезвычайно важных забот!" - такой неожиданный вывод сделал Павел Ионанныч, как называли его сослуживцы на работе с некоторой иронией, после пятичасового сидения за изучением древней премудрости, которая случайно привлекла его внимание в дебрях интернета.

Удовлетворенно хмыкнув, наш герой решил заглянуть на свой любимый сайт, на котором успел приобрести как друзей, так и крайне неприятных недругов.

Один из таких, самых назойливых, успел за это время прислать ему на обозрение письмо с заявлением настойчивого неодобрения, к которому прилагал целый перечень неудобных выражений, в коих можно было заподозрить даже указание на моральное несовершенство и расстройство умственных способностей Павла Иоанныча. Но более всего настораживало подозрительное предупреждение о движущихся на него страшных наказаниях со стороны виртуального злопыхателя. Притом, не только в сфере чисто нравственной, как то - разоблачение в отвратительном для века нынешнего мировоззрении,  но и в более привычной и простой - обещание физического воздействия в виде убедительных ударов процессором по невинной бедной голове ответчика

Павел Иоанныч хотел было написать длинное ответное письмо с указанием нескольких популярных мест, куда бы мог сходить надоевший ему истец сразу или при случае, когда там посвободнее будет, но вместо этого вдруг просиял лицом и настучал "клавой":

- Можете меня считать окончательно и бесповоротно испуганным...

 

{ 1 Комментариев }

Только ты и я. Прикосновение к смыслу

ZURLА 26.02.2015 в 18:56

С твоих ладоней я пью утром свободу. С твоих лесных ветвей плету наивные песни. С твоего плеча  снова и снова примеряю на себя твою длинную дорогу. 

Мой разум полон печали. Мой покой бережет моя Инь. Мне уже почти ничего не надо. Кроме надежды заглянуть в окна пана Бога. Увидеть там то, что когда-то сам от себя спрятал...

Змеиный танец Кундалини

ZURLА 26.02.2015 в 11:42

- Видишь, как горы проваливаются в воду? Как горизонт пляшет в пьяном танце, уступая твоему непониманию? Уставшие от солнечного ада камни. Горы тоже хотят жить. В другой реальности. Все мы чего-то хотим. Пока не нас не прихлопнет рука улыбающегося господа.

Маричка хитро улыбается. Она пытается поймать меня в ловушку беспечности.

"Черт побери!" - подумал я. - "А ведь это сталкинг. Самый настоящий!"

Я смотрю, как она снимает с себя вышитую сорочку, ступает в почти прозрачную гладь. Я вижу внутри живой воды ее удивительно красивые ступни. Точь-точь как у Умы Турман в фильме, где та готовила себя танцем к смерти. 

Маричка поворачивается ко мне, молча машет призывно рукой, но я слышу ее голос. Внутри девенеющего тела.

- Сияющий и чистый Свет Говинды Джаганнатхи зовет познать тебя сущность вырвавшесй наружу Кундалини!...

.................................................

- Вставай, вставай!...

Я смотрю  на нее. Она бьет меня по щекам. Кругом ее головы странный синий нимб. 

- Ну и на фига пить пиво на таком солцепеке? - раздраженно говорит она. - Потом бегай, спасай вас! Зачем поплыл за буйки?

- Так ты же звала... - еле выдавливаю из себя я. 

- Я? - сердится еще больше она. - Ладно, молчи. Это бывает. Скорую уже вызвали. 

- Не сердись, Маричка - шепчу я.

- Откуда ты знаешь мое имя? - искренне недоумевает она.

- Из другой реальности.. Смотри...

Я протягиваю ей в ладони несколько желтых и синих нитей.

- Странно, точно такие на моей вышиванке от бабушки - говорит она.

У нее удивительно красивые ступни. Несмотря на царапины и кусочки грязи...

Важность расширения пустоты между молекулами

ZURLА 24.02.2015 в 18:28

И какого черта я туда поплелся? Душа моя маялась. Большой пенсильванский колокол трепал мне нервы. Двойной удар в перепонки. А потом тишина. На полминуты.

У кафе дворовые девки грызлись между собой, задирали непристойными выражениями прохожих. Я видел их обнаженные бедные души. Зрелище было не из приятных. Одну из них я угостил сигаретой. Она подмигнула. "Мы своих не трогаем!" - вот что без перевода говорила ее гримаса удовлетворения.

Из полуоткрытой двери гремел "Небесный гром" постаревших от сытости австралийцев. Я увидел в глубине зала марсианина. Все в порядке. Так и должно быть. Впрочем, возможно это был венерианин, но это уже не имело никакого значения.  Процесс пошел.

Марсианин мне сразу показался каким-то подозрительно гуманным. Но это вписывалось в общую теорию обскурации. Фаза только-только начинала проявляться. На нем была униформа нового образца и трехцветная нашивка на левом рукаве.

- Привет! - сказал я условную формулу, принятую во всей солнечной системе.

- И тебе не хворать. - сухо ответил марсианин.

Я уловил явное несоответствие выдаваемых им звуков скрытой, вербально не озвученной, агрессии.

- Чтобы сразу расставить все точки. Нас тут нет, - продолжил марсианин. - Информация есть, а нас нет. И агрессии нет. Есть сфера защиты интересов. Чьих? Это нельзя тебе знать. Земля слишком много на себя берет. Скреп не хватает.

- Так ты ж вон передо мной сидишь. - не выдержал я.

Марсианин осуждающе посмотрел на меня. Было заметно, что он с презрением относится к проявлению такой наивности.

- Это не я. Ты участвуешь в постановке. Я - проекция твоих страхов. Расширение марсианского понимания мира есть благо для каждого землянина. Главное тут - утром и вечером по десять раз говорить священную формулу: "Земляне тупые!" - продолжил он.

- Хорошо, - сказал я. - А что мне это даст? Лично мне?

- Ну ты и марсианин! - не выдержал он. - Что даст? Дереализицию! Вот что даст! Знаешь, что это? Это когда тебе пофиг, как все топают с таким надрывом к изобилию. Ты становишься абсолютным господином, так как обладаешь весомым аргументом. - он показал пальцем на огромный бластер, лежащий прямо на столике рядом  с бокалом водки.

- Но это же временно. - перебил я его.

- Да. К сожалению. Но время для обскурации не имеет решающего значения. Ну что, вступаешь в космическое ополчение? Позывной себе придумал?

- Придумал. "Сусанин".

- Странный позывной, - недовольно проворчал он. - Не мог что-то креативное? Типа, Рокки, или Бэтман?

- Не... - не согласился я. - Мне важна преемственность. И это... мотивация.

То, что у меня просроченная кредитная карточка, я марсианину не сказал. Как и то, что марсианская система с моей, противоположной стороны, выглядела как антисистема. Гуманоид явно находился только на первом уровне формирования базиса общекосмических ценностей.

https://www.youtube.com/watch?v=v2AC41dglnM

 


 

Венгерская литература как ступень к вибрационной продвинутости

ZURLА 21.02.2015 в 18:40

 

У Дюри была проблема. Он очень любил женщин. Любых, но чтобы долго не думали. Чтобы сразу, как в пропасть. 

Обычно в начале недели он говорил мне:

- Лоци, я познакомился с такой бабой! С такой бабой!

 В воскресенье я его спрашивал:

- Дюри, почему ты не идешь к своей прекрасной бабе?

Он равнодушно отвечал:

- А.... Да ну ее.Такая хреновая баба...

Осенью к нему стала забегать на чашечку кофе миловидная жена сантехника, который всегда был занят починкой бесконечной череды унитазов.

Она была продвинутой женщиной своего времени. Приезжала на личном "Москвиче", забирала Дюри со смирением обучаться у него венгерскому языку на добровольных началах за небольшую мзду в темном секретном месте с обвалившимся балконом, обвитым одичавшим виноградником.  

Через полмесяца Дюри стал лечиться от неожиданно возникших резей в паху. Все не так страшно выглядело, кроме вынужденного отказа от вечерних возлияний вина, которое в ту пору стоило смешных денег.

- Ну, как твоя баба? - спрашивал я его. 

Он сначала хмурился, а потом взрывался заразным молодым смехом.

- Совсем хреновая баба! - давился он слезами со смехом. - Но как она хорошо училась языку!

А зимой в одно туманное утро Отило привел с собой девушку подозрительной наружности. Я уходил в день поднимать внутри себя необходимую для страны образованность, чтобы отдать ее потом людям. Я смотрел на Отило в аккуратном костюме,  на его скрипку в футляре, в которой он часто носил "Белое столовое" и даже водку, на девушку, страстно ожидавшую бесплатной любви, и на Дюри, читавшего целую ночь в постели толстый роман Мора Йокаи. Мне хотелось рассказать им о том, что всем на свете надо уметь делиться, но они и эту истину и так впитали в себя с детства.

Отило, проводив меня до ворот, сказал:

- Ты знаешь, я еще не готов к взрослой жизни. Но ведь так хочется.

Ему в ту зиму стукнуло восемнадцать. Он решительно вошел в дом и стал предаваться любви с согласной на это гостьей ненасытным образом. Дюри им не мешал. Он очень любил Мора Йокаи за патриотизм и за правду жизни. К тому же он готовился принять в свое юное тело последний укол пинициллина. 

Когда Отило, наконец, вспомнил об учителях, с нетерпением ждущих его, чтобы передать несколько крупиц знания, было еще не поздно. Он быстро оделся, взял футляр, и по доброте своей сказал Дюри:

- Можешь делать с ней, что хочешь. Я не решился взять обязательства перед ее родителями...

.........................................................

Дюри встал. В кальсонах с начесом он был особенно привлекателен для бесед о бренности испробованных желаний. Яркий чистый свет с морозного окна падал прямо на стол с банкой огурцов и учебник литературы.

Дюри подошел к постели, в которой юная весталка сжалась в нервный комок под одеялом. Он смотрел сверху вниз на прекрасную картину, не описанную только ленивым. В его голове реальность приобретала неожиданно странные формы.

Женщина патетически крикнула вечно-ненасытному фавну:

- Что ты себе думаешь?

Он резким движение сорвал покрывало, плюнул, и сказал:

- Думаю, что ты большая стерва...

Дюри читал "Человека с каменным сердцем", и тот уже успел поделиться с ним важной мыслью, что в мире вещей умный человек ценит только покой.

https://www.youtube.com/watch?v=CgHnActx7Uw&list=RDCgHnActx7Uw&index=1

Когда на нас нападет Америка?

ZURLА 14.02.2015 в 08:42

В детстве я боялся темноты, взрослых салабончиков и, что на нас нападет Америка. Переживал вместе с окрепшим от вековой несправедливости народом за Анжелу Дэвис, писал письма гнева Никсону и ходил на демонстрации любви прямо к памятнику человеку, которого не оплакали и по сей день.

Лет в одиннадцать мама мне подарила книгу с картинками. В ней подробно описывалось, как дружественный нам народ Вьетнама успешно дрался на рисовых полях с мировым империализмом. Книга оказалась убедительной. Я неделю боролся с кипящей ненавистью к американским захватчикам внутри себя, а потом написал миролюбивое стихотворение, которое аккуратно поместил в конверт и отправил в районную газету с отвлекающим название "Дружба". Стихотворение там не напечатали ввиду перебора с миролюбием и яркими красивыми прилагательными. Но через полгода отметили в заметке о народных талантах как о начинающем интересном поэте. 

Но поэтом я не стал, так как очень скоро был испорчен тлетворным влиянием Запада через чуждую нам музыку. Музыка отличалась от нашей повышенным пофигизмом к нотам, терпимости и мало мальскому приличию. Но меня понесло. Устои внутри еще держались, но уже как бы неуверенно. Я отрастил волосы, ходил с гитарой через плечо и пил с горла "Ркацители".

Когда пришло время отдать всего себя Родине, я не был готов. Но пришлось. В рядах СА меня спасала от излишнего патриотизма все та же гитара. А иногда и "Ркацители".

После службы, которая меня сделала на рубль дороже, мой организм хотел отдохнуть, но мешала статья о тунеядстве. Поэтому мое тело стало ходить на работу, а ум размышлял - как бы сделать мир более смешным. Пока я только думал, пришел Горбачев и сделал это вместо меня. "Ркацители" не стало, гитара оказалась ненужной ввиду укрепления мною ячейки общества, и я остался просто наблюдать последствия от ремонта фасада, когда за него берутся настоящие профессионалы. 

Перестройка быстро закончилась. Союз нерушимый профессионалы успешно развалили. Все стали жить отдельно и лучше. Аж до сих пор. Пока не случился блицкриг. Блицкриг затянулся уже почти на год, и я снова вспомнил об американцах с их гамбургерами, дерьмовой демократией и тупым желанием соблюдения порядка. В детстве я боялся, что на нас нападет Америка. Теперь я боюсь, что не нападет...

{ 5 Комментариев }

Приятный разговор двух умных людей о цивилизационном крахе

ZURLА 12.02.2015 в 13:21

- Я тебе задам вопрос, а ты постарайся не суетиться. Простой вопрос - простой ответ. Готов?

- Как-будто да. 

- Тогда ответь, что по-твоему - цивилизационный крах? Вот пишут в газете...

- Ну вы, батенька, и замахнулись на башни кремля! Ладно-ладно... Что это такое, мы себе, честно говоря, мало представляем. В том смысле, что никто из нас, наших близких, включая родителей, такого счастья не испытал. Мы читаем о социальных катаклизмах в литературе, или истории, фильмы там, стихи из буреподобной молодости кокаинистов. Как беллетристику читаем. Ученые что-то пишут, обсуждают, премии зарабатывают. Это отвлеченная теория. А если на практике пережить семнадцатый? А?

- Ты считаешь Октябрьскую таким изломом?

- Да, конечно. Семнадцатый - двадцать второй. Это пик. Потом еще волны. Но сейчас может быть острее.

- Почему?

- Потому что сие произойдет с нами, а не с персонажами романа Толстого. А мы не готовы. Совершенно притом. И никто не готов. Соседи, кстати, тоже.

- Хорошо. А что произойдет?

- Я же говорю - никто не знает. Могу только в форме выкладки беспристрастной.

- Валяй!

- Сперва затягивание поясов. Но это цветочки. Затем деньги закончатся. Вдруг и бесповоротно. Тут же все чувствуют удавку. Значит надо спешить воровать, пока есть. Это в течении полгода, до нового года точно.

- А затем?

- Затем кордоны между областями и краями. Чтобы продукты не растащили. Центр соответственно стремительно потеряет влияние. Образование местными криминалитетами княжеств. Гражданская рубка всех со всеми. Пассионарный взрыв, в общем. В новых информационных условиях. Про атомную энергетику не будем. Надеюсь, Бог этот вопрос держит под своим контролем.

- Что? Так все печально? 

- Увы!...

- Эй! Сержант! Уводи, на хрен, мудака этого! Тоже мне... обещали цирк, а тут одно оракульство полоумного профессора. Квартиру жена ему за кредит спустила, теперь, вон, ходит, проповедует хрень всякую! Гумилев-Гумилев! Он что? Тебе родственник?

- Нет, гражданин начальник! Он просто этот цивилизационный излом своими глазами наблюдал. Только не завершился еще тогда крах всего. Это уже нам предстоит доделать. И тогда, возможно, вы будете на моем месте, а я на вашем.

- Да иди ты! Напугал! Щас уссусь! Никогда еще мы так плотно не стояли на своем! Средоточие порядка и нравственности. Раша форевер! Гы-гы-гы... В клетку, ирод! Б..дь, кругом одни либерасты!..

{ 2 Комментариев }

Он, конечно, может...

ZURLА 22.01.2015 в 20:27

В больном воображении Говард растил страну любви и она была воистину прекрасной, но... снаружи посылал неспелые дожди унылый май, а прозрачная полу-зеленая листва билась насмерть за каждый проблеск солнца. Несговорчивые тучи сердились на людей и все падали сверху на них, падали, падали...

Говард слушал, как играет на гавайской гитаре старый Освальд, живший под крышей своих гипнотических звуков, и видел окончание этого вялого лета. Говард собирал урожай из собранных в каменных дебрях явлений и событий. Он фокусировал город на своей бледной ладони, испачканной мелом, был неисправимым авангардистом, законченным идиотом, человеком, совсем бесполезным для людей, ковыряющихся в содержимом своих больших тарелок. Говард любил кошек, свою созерцательную лень и, конечно же, Бога, которого не знал, но верил, что так надо,  чтобы он был, иначе уйдет сказка, а с ней и его, Говарда, хоть какая-то, нужность.

Он вспомнил, как однажды в детстве шел по улице, а навстречу ехал автомобиль. Был какой-то праздник и прохожих почти не было. А тут - машина на огромной скорости! Что-то в ней случилось, потому что в городе быстро ездить не разрешалось, и даже сигналить, чтобы не нарушать покой медного Феникса, вертящегося на ратуше над рыночной площадью.

Тем не мене это было красивое зрелище. Красный автомобиль, торжественно увеличивающийся в его глазах. Он даже успел увидеть девушку, сидящую за рулем - утонченное лицо, обрамленное плотно замотанной полосатой косынкой, и черные солнцезащитные очки.

Машина через несколько секунд собьет его с ног. Скорее всего насмерть. И все!.. Если... если она не изменит направление. Говард открыл рот и решительно произнес только два слова: "Иди прочь!"

Он увидел, как у авто вдруг спереди отвалилось левое колесо. Оно красивой дугой влетело в окно магазина, выметая оттуда манекены. Машину резко кинуло на стену большого дома, в котором находилась городская земельная контора, в которой работала тогда еще живая, Говарда мать.

Женщину не спасли. Он потом наблюдал, как ее тело вытягивали из-под обломков пожарники. Но красивого лица у тела уже не было. 

Тогда ему стали понятны две вещи. Всегда есть что-то, которое - до и после - это первое. И второе - он ощутил намерение. Но оно оказалось не таким уж безобидным. С тех пор он всегда знал, если тебе чего-то сильно хочется, посмотри - нет ли возле тебя людей...

Говард подошел к гитаристу и положил ему в кепку деньги, которые заработал на рисунках прохожих. Говард деньги не жалел. Говард жалел, что не может прекратить дождь. Нет, он конечно, может, но...

 

 

{ 3 Комментариев }

Чего ей так не хватало все эти годы

ZURLА 21.01.2015 в 19:21

- Фима, грызите ногти! Сводный мирный десант зеленых лебедей скоро будет у вас на Ла-Манше! Как раз к празднику!

- Не разыгрывайте меня, Иосиф Давыдович. Я по вечерам особенно всегда переживаю. Хотя... Праздновать взятие Парижа через двести лет отборными силами десятого поколения - тут надо сильно умом постараться...

- Да вы не бойтесь, Фима. Вам лично больно не будет. К вашему счастью, вы возле закулисы и близко не стояли. Простой человек, затерявшийся в геополитике, не пострадает. Почти. Так... потрясение основ, не более. Жрачка из-под прилавка и корабли, бороздящие хрен знает что и кому это нужно. Наша мирная рать как никогда готова.

- Да? И к чему - спрашивает вас бедный, отсталый пособник империализма? 

- Вестимо, у чему. Столица Киевской - за три часа, Варшава - за недельку, о Вашингтоне вообще речь не идет - в новой доктрине все подробно описано, но вам я по секрету скажу - мгновение! Мгновение, Фима! Даже птички у вас будут летать под предводительством фельдмаршала! Не забывая крыльями изображать великую благодарность и извечное стремление...

- Ну да-ну-да. Киев - за три часа, Варшава - за неделю! Если бы не этот долбаный аэропорт! Иду сильно пугаться к Фимочке в постель. Спасибо за поздравления, Иосиф Давыдович, с нашим с ней общим двадцатипятилетием. Вы знаете, она здесь так страдает вдали от Родины - мировая валюта загибается, зарплата - смех один, квартира - захудалая пятихаточка, всего два туалета. Да... и геев полно. Она в магазин, а там уже они. Жрать хотят пончики. И на пляже. В армии. Всюду, короче. Даже в вашем консульстве нашли, говорят. Так что ждем вас. Нас давно пора освобождать от трезвости разной. Пойду, обрадую Фиму. Теперь она будет знать, чего ей так не хватало все эти годы. Она все переживала о неправильных ориентациях. Но, свою, таки, проморгала...

{ 9 Комментариев }

"Не виноватая я!..."

ZURLА 27.11.2014 в 10:47

На табличке было написано: "Ахтунг!". Да. Так и было внушительно нашрайбано жирными противно-фатерляндскими буквами. Я, как человек, избравший в жизни другие ценности, более удобные для моего тела, решительно плюнул на табличку в прямом и переносном смысле, открыл дверь и... дальше слабо помню.

Вот скажите, зачем в современном обществе запреты? Таблички, щиты, изображения четвероногих друзей в ожидательных позах? Зачем? Человеку нужны пища, кров и телевизор на ночь. Что? Ну да...  теперь уже интернет. Так вот. Запреты ведь касаются в основном того, что лезет настойчиво сквозь цивилизационные фильтры. Откуда? Из лесу, вестимо! То есть, из животного прошлого. 

Нет... у нас с этим не так строго. У нас еще жива связь с природой. Более всего - внешней. Отправные функции так называемые. В смысле - на все нас...ть. Вот именно! Так радикально! Ты отдаешь миру то, что тебе уже не нужно, а он тебе - свои неописуемые красоты. Такое тонкое отношение к природа называется - скрепы. Они призваны цементировать неотъемлемое право человека на неприкрытый гуманизм к себе. Что касается тех, кто вне понимания раширения хаоса на головы всех согласных, то тут - незнание наших законов, так-ска-ать, не освобождает от... Плавное натягивания на себя земного пузыря, не взирая ни на что, вот что такое наш мир на сегодня. Читайте Бердяева. Христианство отдирало русского человека от природы. Ну? И отодрало? Как бы не так! Никакакие рясы не скроют дым из кочевых кибиток...

А вот у них, у тевтонцев разных с бриттами, все пошло в сторону правильного размещения по полочках. Это вот сюда, а вон то - вообще на антресоли, чьорт побьери... Порядок, орднунг, длинный четверг, в суботту - пиво, в воскресенье - отлежаться на диване, с понедельника - арбайтен во славу капитализма. Они хотят, чтобы часовой механизм работал, колесикам никто зубчики не спиливал, чтобы чинно всем от рассвета до заката. 

А те, кто Бердяева не читал, решили, что время пришло. Что мы наш, мы новый мир построим... в смысле, сперва шарахнем! Благо, есть чем! Зачем? А хрен его знает? Хочется мне кушать! А тут потоки изобилия с прогнивающего стали ограничивать. Надо шарахнуть, надо! Чтобы себя уважать! Можно и без этого уважать себя? Не... без этого никуды! Дым кибиток...

А оказалось, что табличка была написана не только для красоты. Что она смысл несла. Но уже, как бы поздно. Придется делать глупые десткие глаза и наивно лепетать в ноосферу - "Не виноватая я! Он сам пришел!..."

{ 1 Комментариев }

"Заблудшие" овцы

ZURLА 28.08.2014 в 19:32

Сегодня трудный день. Трудная неделя. Трудный месяц. Трудный год...

Агрессор пошел ва-банк.

Это последний его козырь. Последний вдох перед перед пропастью. Последний вздох...

Бодательное напряжение. Карты открыты. Пошла игра не на жизнь...

Будь проклят каждый, кто идет на брата своего с мечом! Посеявший бурю - пожнет тление! 

Наше дело правое! За нами Родина! За ними - взошедший на трон умирающий идол... Всего лишь... Сколько уже таких было...

"Тебя взвесили - и ты оказался с мизинец!" - помните из Библии? Это было написано Богом властителю Вавилона.

Думаю, временщику пора читать молитвы...

А матерям заблудших в чужой стране "овец" спасать своих чад, пока не поздно.

https://www.youtube.com/watch?v=XHlwNvded3g

{ 2 Комментариев }

Трістан та Ізольда

ZURLА 09.08.2014 в 17:00

"Хевен", або "гевен" чи яка в біса різниця... Він любив, щоб сильно гуло, щоб лящало, вищало, чавило, зненацька, або й просто так, коли з бляшанкою "муті" в одній руці та медіатором в другій. А згори ллється на дурну голову рікою дощ з нових гарненьких купюр...

Ні... Його не звали "Тутанхамоном" (Бутусов перебрав сильно, коли писав про сіялки та комбайни). Він ніколи не пив разом зі злодіями, "шалавами" та міліціянтами при "ісполнєнії". Жив "почітатєль" Оззі, Пріста і Сіндерели скромно, але надії всередині нього ніколи не переставали копошитись в пошуках ранніх записів UFO. Навіщо? А щоб всім завидно було. У нього був тільки один "нєсущєствєнний" недостаток - він мав штампа в паспорті.

- Чаво? - спитала його лиса барменша в залі для німих "вніматєлєй" перемолотого в перець "пауера".

- Смерть ворогам продвінутості! - піднесено зреагував на виклик долі наш герой.

- А піть чаво?

- Піть то, шо не визиває ніколи угризєній совісті. Кружку жмеринського, плізоньки!

- Воно сєводня свєжєє. Нє то, шо в прошлий раз. - задоволено прокричала скрізь страшенний гуркіт броньованих палиць Бонема лисоголова "крошка".

 - Ага. Вчора було не так, як усігда. Вчора звеніли з усіх кутків землі звони. "Black Keys" на славу з*їздив до Каліфорнії. Гарбуз до сіх пор чавить зсередини. Хорошо, шо оцет ще по пріємлємой ценє в магазині...

В залі було вже тісно. "Гьорли" в шкіряках тащили себе і всіх "запоздалих" туди, де не треба зовсім молоти язиком, а тільки хвацько "виляти вилялами", провалюючись в морок  прокажених наркоманських нот.

... Вона була не тутешня. Вона зналася на творчості Вейнігера і Планта, тишком писала вірші про Роланда та його збочені уподобання. Носила рвані "тряпки" від Levi а в самій глибині свого єства мріяла про великі незламні почуття, будиночок в горах, "лімузінчік" та купу замащених конопляних  бевзів.

Він помітив її після четвертого кухля. Вона здалася йому трохи вульгарною, та це вже не мало значення - якраз в цей час заявив п*яній публіці на площадці свою улюблену "сірінаду" Бон Скотт. Все, що так своєчасно склалося в вузлик різноплинних ліній життя (в його лівій кишені чекав свого зіркового прояву турецький презерватив) не могло скінчитися просто так. Вони кинулися в танок, немов в останню путь.

- Як тебе зовуть, дєтка? - пробив він тишину крізь рев бензопили клятого "Рамштайну".

- Ізольда! - крикнула вона від захвату.- А тебе?

- Мене? Трішкой!.. Тьфу ти... Трістаном тобто...

................................................

Лиса бестія-барменша бачила, як білява зайда з довірливими дитячими очима наливала Трішкє в бокал "якусь непонятну гадость" (саме так отруту коханням і прописали в протоколі), але не звернула на це увагу - мало що тут коїться за ніч, одне роздягання до панчіх рівно о дванадцятій старих волоцюг-рокерів під водограй "воплів" Меркюрі чого варте. Традиція, хай йому чорт...

А з динаміків скажені пропиті голоси ламаною англійською щось настирливо розповідали про білий та чорний парус...

 

{ 2 Комментариев }

Амнезія

ZURLА 12.07.2014 в 12:50

 

Серед блукаючих вітрів, в мороці потаємних стежок, на схованому боці мерехтливої долі живе вона.

Вона - бог! Вона - пані! Вона не боїться людей. У неї в грудях панацея від світу, якої вистачить на всіх...

Біля її житла паломник чує сітару, сім чарівних звуків мотузкою огортають йому мозок.

Він втрачає розум і жагу. Його черевики більше не вростають в землю.

Він бачить каплі океану, що існують разом, і окремо складають чудернацькі пісні.

А коли каплі стають струнами, він перестає існувати.

Жертва одягається в тінь і йде просити хліба

у хазяїна своїх скорботних снів...

{ 3 Комментариев }

Це війна, малята...

ZURLА 23.06.2014 в 15:22

Цитати зі стрічок та коментів. Зріз сьогоднішнього дня:

"Американці близькі до того, щоби відрядити додому ще одну могутню морську імперію зла". 

Андрей Бондар

.....................................................

Игорь Гиркин (Стрелков): "Мы будем сражаться за свободу и русский язык в Славянске, пока камня на камне не останется!"

....................................................

"...нам надо заниматься не захватом новых земель, а внутренним устройством страны. Например, отдать часть квартир в новых элитных жилых домах, в которых почти никто сегодня не живет (ибо цены на квадратные метры там безумные), ныне живущим ветеранам войны. Пусть они хотя бы остаток своих лет поживут в человеческих условиях. Дайте им пенсию не несколько тысяч, а по сто тысяч каждому. Их же осталось уже так мало… Не отдаете? Что же вам так жалко? Что ж вы за жлобье такое? Как вам не стыдно смотреть на людей, которые спасли вас? Вот чем надо заниматься нам на своей земле".

Олег Басилашвили

.......................................................

 Тарас Поспих

- Вот Израиль-евреи - страна маленькая, а они везде.
- А это не страна. Это офис.

....................................................

"Итожу: значит так, затокрымнаши и прочие примкнувшие: мы ни на кого не нападали, мы не аннексировали ничьи территории, мы, придурки наивные и благородные, соблюдали все международные соглашения, мы говорили и говорим по-русски, не подозревая, что это язык оккупанта! Идите нах@й, со своими скрепами , великодержавностью и прочими дугинскими примочками! Это вы, осквернили русскую культуру и русский язык, это вы сделали всё российское в мире - руконеподаваемым и презренным отныне! И зачем? Ну не идиот же Кобзон, называющий Украину фашистско-бандеровской? И Говорухин, "притесняемый в 68-м году прошлого века бандеровцами в Одессе, тоже не сошел с ума! Просто они бояться! Они помнят! Генетически! Сталинские репресси! Боятся возврата к черным воронкам и расстрелам тройками! И обысков в 4 утра! И правильно боятся! Россия резко дала понять, что она не европейская страна! Та говно вопрос! А мы, Украина, - европейская! Не задушите и не убьёте нашу песню, как не старайтесь! Герои не умирают! Крапка!"

Ирина Медушевская

..........................................

"В России дорога одна!
Коллапс и распад Империи Зла!
С начала распада Империи она всегда уменьшалась в размерах,подходит окончательная и финальная фаза распада и исчезновения России как государства!
Революция в Украине это жест отторжения от умирающей Империи!"

Владимир Чуйко

////////////////////////////////////////////////////////////////

Вчера полстраны нашей с замиранием ждали тот ГОЛ, который будет НАШИМ больше, нежели бельгийским! Ждали того радостного момента, когда наш комментатор споет наше национальное - ЛА-ЛА-ЛА-Ла!...

Это водораздел. Это уже генетика. Ее могло еще пока и не быть, если бы не зазаборные идиоты. Они педалировали процесс. Много чего уйдет в прошлое, забудется. Генетика останется. Мы навсегда будем чужими. Мы всегда будем отныне "болеть" против них! Мы всегда и везде будем подчеркивать, что мы - ИНЫЕ! Кардинально иные!

Мы любим бельгийцев, корейцев, алжирцев, но не их. Кто в этом виноват? Я, который вырос на русской литературе и культуре, пишущий эти строки на русском? Или мои, такие же, соотечественники? Хренушки! Я сделал все, что мог. Я терпел до последнего. Я давал миллион раз им фору. В этой форе - погибшие наши ребята за право быть не такими, как ордынцы! У меня больше нет сил нести это. Я просто говорю - по вон ту сторону враг! Это так просто и ясно. Война легла намного глубже Донбасса...

Скинув тяжелый камень с плеч, надо идти дальше....

 


 

{ 10 Комментариев }

Той, що просто дивиться...

ZURLА 06.06.2014 в 16:15

Вщент розтрощений зал...  передостанній подих...  зупинка перед підйомом на сцену. Уклін, овації, велетенські букети і... маленька самотня дівчинка в ложі, як поранена пташечка в гнізді. Її сумні очі знаходять в моїх рухах струни, що майже було вмерли, криком голодної чайки виривають з грудей іскру...

Занадто багато виразності... твердість матеріалу, пафос та калейдоскоп вишуканості. Горпина хоче пряників. Микола йде то трактора. Під ним він тайком хильне оковитої, а потім дасть наднормову. Будуть гроші, буде щастя, а за ним і міцна робоча дуля. Від усього передового пролетаріату. Її багато, на весь світ вистачить. Надсучасна новітня мораль. Бригада не хоче чужого. Дліннний засмальцьований рубль тягнеться аж до Магадану. Там він тіряється в снігах та рідних посірілих бєрьозках.

А люди співають, бо в  грудях тепло - всередині турбоатомний двигун зове рятувать всіх пропащих та нудьгуючих від вікової історичної занедбаності. Цей стурбований спів лине понад хмарами аж до Аляски, хоче донести й туди остаточну правду про те, що існує розбрід і класове меню на задоволення, рознарядка на напрямки руху до зірок, які повмикали для людства класики зрівняльного фетишизму.

А потім... а потім все летить раптом кудись в прірву (чорт не спить, йому на Мальдіви не треба)... череда мертвих всевладних всезнаючих поводирів, за ним людський кагал в сліпому екстремально-хороводному танці. Кардинальна зміна світозаломлення.

Зеркало казиться, показує казна-що. Космос розгублено розводить, над нами убогими, свої рукава-галактики в пошуках нової путєводної звізди. О, Боже, де ж їх стільки назбирати?..

Я добре вивчив свою роль. У мене її небагато. Світ в мені, а я в Ньому - і все. А ще... ота жива істота в ложі... Вона не хоче фальші. Вона ще не знає, що всмоктує в себе іллюзію. Одного чудового ранку істота прокинулась в наборі чисел, які взяли собі ось таку кумедну форму.

Дівчинка плаче. Її розчулила моя занадто серйозна гра. Колись вона може дізнається, що справжній я, це той, що просто дивиться...

 http://www.chitalnya.ru/playcast/i528/


 

Побєда

ZURLА 17.05.2014 в 20:17

Мене плющило від "Black Keys", від цих американських старомодних хлопців, які мали вигляд волоцюг з Гарлему, шо поводилися на людях мов вихідці з чорно-білого фільму про наркотики та біснування гучних нефільтрованих звуків на "Вудстоці". Я хотів кричати щось про мир та солідарітет, але мій рот мовчав, бо в ньому грілася суміш з трав та неідомих мені фруктів, а тому я тільки махав головою та в такт відбивав на столі піндосівську чічьотку, забувши зовсім про теорію доморощеного патріотизму. Я тащився і цього було мені достатньо. Коли мій мозок вже майже перестав аналізувати картину світу на вміст правдоподібності, підійшов він. Він сказав:

- Почєму ти не слушаєш Лєпса? Ти прєдайош своім інфантілізмом общіє інтєрєси.

Я не хотів розкладати його слова на тягучі смислові потяги, я волів радше вважати його появу за вияв вербальних галлюцинацій. А тому тільки процідив ліниво скрізь зуби:

- Та пішов ти!

На жаль він не зрозумів гумору. У нього з цим завжди було кепсько - кров і все таке. Але віднедавна він став ходити озброєний. Він себе зусиллям незламної волі закинув назад на сто років, а я не врахував цього. Я мав лише слова. Слова знаходились в теперішньому часі.

Ми не порозумілися на простих речах. Я катастрофічно програвав йому в тактиці. Мені весь час приходилося крок за кроком відходити до того місця, де починалася стратегія. А він в стратегії  анітрохи не тямив. Тому побєда оказалась не за Лєпсом...

http://www.youtube.com/watch?v=sA7OD2-BMyI

{ 8 Комментариев }

Внутренняя и внешняя угрозы (с аудиофайлом)

ZURLА 09.05.2014 в 19:23

Аудиотекст:

http://www.chitalnya.ru/playcast/i424/

 

 

Герман не любил интеллигентов, капитализм с ярким витринным лицом и ментов. Герман не знал ничего о циклических внутриклеточных процессах, никогда не слушал "Led Zeppelin" и даже "Muse", не ходил в дорогие рестораны и на презентации. Зато он любил маму, которая в свою очередь любила Сталина, бегал по вечерам лузгать семечки на опасных для жизни улочках с "братухаями" в красивых полосатых кепочках, запивая пивом тоску от невозможности сразу попасть в ту жизнь, где бы было все так, как надо.

Я должен был встретиться с Германом по причине предстоящей бузы, вышел на него через попавшегося на краже кошелька "торчка". Мне не хватало людей. Клиент обещал по телефону за приемлемую цену подогнать нужных ребят.

Нашел его в "Сабантуе". Это забегаловка со сносным обслуживанием и привозной рыбой из подпольной артели. Здесь всегда было многолюдно, что подходило идеально для моей цели. В темном зале настойчиво плакала о наболевшем постаревшая Буланова, передавая всю свою тоску дальше, по кругу, не забывая периодически хвастаться культурным слушателям о том, что у нее имеется все то же, что у любой женщины, но не уточняя, впрочем, что именно. Обстановка в серо-черных тонах мне почему-то напомнила атмосферу бессмертных кадров из фильма "Семь самураев".

- Один за всех! - громко произнес я привычное приветствие для этих мест  .

Герман исподлобья посмотрел на меня и неохотно процедил сквозь зубы:

- Один за всех, и всех "долб...ов" - по одному.

Я сел за столик, стал разглядывать конспиратора. "Сколько ему лет? Черт, можно дать - хоть двадцать, хоть тридцать". Герман был пострижен под ноль. Его невыразительное лицо изображало только одну мысль, зато какую - "не додали!"

- Чего будешь? - спросил я его.

Он непонимающе посмотрел на меня.

- Ладно-ладно... - согласился я. Позвал официантку. - Принесите нам водки и пива. Много...

Официантка была из местных. Это бросалось в глаза. Симпатичная крашеная блондинка с незавидным будущим, которое уже настойчиво проступало на ее милой мордашке. Я подмигнул девушке. Она тут же улыбнулась и побежала к бару.

- Слушай, а чего тебя так подозрительно зовут? - спросил я.

-  А... Вообще-то у меня сначала "Гурман" кличка была.  Люблю жрать. Пью много, в смысле. А потом незаметно кликуха поменялась. Я германцев уважаю. Порядок у них. Но не у этих, а у тех, которые раньше были. Гитлер, пока не послушал жидомасонов и не пошел на нас, был примером для всей Европы. Своих повсюду защищал. Это святое дело. - Герман захохотал.

- Ну что? Сколько можешь дать бойцов?  - спросил я его.

- Сколько надо, столько и могу - буркнул он. - Пацаны сидят в обезличке. Договоримся о "лавэ", все будет нищак.

- Я могу по триста за среднюю активность. Сто возьмешь себе, остальное раздашь бакланам. Если спецэффекты, еще триста сверху.

Герман согласно кивнул головой. Он был уже далеко не трезвым, поэтому я готовился к представлению. Меня уже предупредили. И оно не замедлило тут же начаться. Герман резко встал, подошел к бару.  Я знал, что ему уже ищут советскую песню Ротару о лебединой верности.

Он вышел на середину зала. Был похож на оловянного солдатика. Или даже на наркомана со стажем. Впрочем, это так и было. Герман замер, как изваяние. Громко, но бесцветно произнес - "Танец умирающего лебедя!"

Зазвучала песня. Он минуту стоял в позе салаги в строю, а потом резко, бревном, упал на пол. Многочисленные посетители, выскочили из-за столов. Разинув рот, с интересом стали наблюдать за происходящим. У него дернулась правая рука, потом левая нога. Затем конвульсии пошли по всему телу. Он трясся под душевную мелодию народной артистки, словно обездвиженный нехорошей болезнью, изображая настоящую лебединую верность во всех грустных подробностях, а люди восхищенно хлопали в такт, все более увлекаясь таинственным непонятным действием, развивающимся прямо на их глазах.

Герман медленно, сильно трясясь, поднялся с пола, сначала на колени, потом на ноги, выделывая при этом странные вихляния телом. Под конец песни он уже был непререкаемым героем этой забегаловки. Люди стоя, искренне аплодировали, кричали "браво", а Герман гордо стоял посреди зала в позе выздоровевшего лебедя после длительной венерической болезни, поглощая заслуженную славу...

.....................................................

Домой я пришел почти под утро. Болела голова, ноги и душа. Мне было очень жалко Германа, по-человечески, а это уже не профессионализм. Герман не знал, что его сегодня ждет не дождется испытание, куда серьезнее лебединых танцев. На сегодня центром была разработана операция по ликвидации немотивированной внутренней верности внешней угрозе. Герман со своими людьми попадал под самый сокрушительный первый удар... 

{ 6 Комментариев }

Утро буржуя (аудио)

ZURLА 01.05.2014 в 12:09

Он работал господином этого гиблого места...

http://www.chitalnya.ru/playcast/i405/

{ 2 Комментариев }

Книга жизни

ZURLА 26.04.2014 в 19:27

 

Не судите строго. Я пробую озвучивать свои рассказы. Это первый блин... Рассказ уже выставлялся. Но здесь есть ссылка и на плейлист. Буду рад услышать ваше мнение.

....................................................................................................................

аудиофайл:

http://www.chitalnya.ru/playcast/i365/

Книга жизни

Ефрейтор вошел в библиотеку и глубоко вдохнул.

В бане благоухают горячей весенней ядреностью парные веники. В автобусах потные пассажиры. На улицах раздражают нам ноздри морально устаревшие фабрики и заводы. В накуренных же пивных безнадежно тхнет всем тем, что Бог пьянице пошлет. А вот в хранилищах человеческой мудрости пахнет исключительно книгами, и это правильно.

Военный гражданин минуту впитывал в себя тишину места, где время теряется оттого, что дальше уже спешить некуда, и решительным шагом направился к столику, за которым сидела молодая женщина красивой наружности, с еле заметным интересом наблюдавшая за ним.

- У вас есть книга о настоящей жизни? - спросил ефрейтор у женщины.

- Вам Диккенса что ли? - улыбнулась женщина. Ефрейтор отметил ее красивые ровные зубы. Но его больше интересовали ноги женщины. Их он не мог разглядеть. Женщина ноги убедительно прятала за столом.

- Может и Диккенса. Я помню, что она очень приятно смотрелась в серванте моей бабушки. Слева находились зеленые книги. Штук десять, справа  - коричневые, а ровно посередке - она. Яркая, малиновая, из чистой кожи. Я подходил к ней часто, чтобы погладить. Я ощущал странное волнение внутри. И дрожание. У меня дрожали ноги...

- А... - задумчиво протянула женщина, третий год служившая главным библиотекарем города, не успевшая поэтому сложить себе личную жизнь. - Нет... Сейчас таких не делают. Сейчас вся кожа идет на военные нужды. Разве, что специальным заказом для владельцев пароходов. Или буровых. Есть у нас, правда, серия вдохновительных напутствий от президента в изгнании. Только что привезли последнее. Сорок пятое по счету. Издание оплачивает заинтересованная сторона. Денег не жалеет. Кожезаменитель, но качественный. Хотите посмотреть?

- Пожалуй, не надо. Не доверяю я людям, издалека наблюдающим за мной, чтобы указать на недостатки. К тому же говорят, что он давно помер, а воинственные речи пишет его отставной телохранитель. Нам на передовой читали каждый день. Потом гибло много людей. Им сносило крышу от излишнего патриотизма.

- Наверное, вы правы. - согласилась женщина. - Вам надо определиться. Какое направление вас интересует? История, география, мемуары, любовь до гроба?

Военный гражданин задумался. Ему нравилась эта женщина среди пахнущих книг. Поэтому он решился сказать правду:

- Я не знаю. Честно. Я только уверен, что книга должна быть красивой. Должна воспевать настоящие чувства. Я воюю всю сознательную жизнь. Мне хочется полноценных красок. Да. Хочется, чтобы обязательно о любви. Ужин у камина, шелковые платья, лимузины и опрокинутые бокалы под кроватью. Как-то так.

- Точно. Где-то я видела такую. Подождите минуточку.

Женщина встала и подошла к длинной высокой полке. Взяла небольшую лесенку и поднялась на несколько ступенек вверх. Ефрейтор стал внимательно рассматривать ее ноги. Он перебирал внутри себя непривычные мысли:

"Почему меня так волнуют ее изгибы? Стрелки на коричневых нейлоновых чулках? Серо-зеленая строгая юбка? А икры? Обязательно надо отложить для себя в памяти ее икры. Приблизительно такие показывали в кинофильме о женском стрелковом батальоне."

Томление прервал радостный возглас:

- Да вот же она!

Женщина спустилась вниз и протянула ему большую иллюстрированную книгу с изображением на обложке беременной сестры милосердия. Сверху большими буквами было написано - "Молодая мама и ребенок". Ефрейтор посмотрел на красочное издание, потом на пухлый приоткрытый рот главного библиотекаря. Женщина опустила веки. Ее грудь, намертво зажатая войсковым лифчиком, настойчиво сигнализировала о чем-то очень запретном и притягательном. О висячих детских качелях, о матери, которая когда-то в глубоком детстве всегда была рядом, особенно, когда ему хотелось кушать... Ефрейтор ощутил противное мелкое дрожание в коленях. Он уже почти не соображал. Ему очень хотелось взять женщину на руки, посадить рядом с собой, открыть книгу о настоящей жизни и читать, читать, читать... Но тут он вспомнил о своем предназначении. О противном многодневном ливне, заливающем в это самое время окопы по пояс, о погибших боевых товарищах, о флаге, который он водрузил на башне с часами после месячной осады города. Город через два дня неприятель снова захватил, а флаг демонстративно сжег, предварительно облив бензином. Но медаль за храбрость осталась. Как напоминание о важных человеческих ценностях. Посмотрев на часы, ефрейтор кашлянул. Сказал:

- Извините, мэм. Служба. Я зайду в следующий раз. Нам осталось чуть-чуть дожать. Враг уже почти-почти сдался. Живучий гад.

Женщина поджала губы. Холодно посмотрела на ефрейтора. Официальным тоном произнесла:

- Получите подшивку "Военной техники" за полугодие. И распишитесь внизу в квитанции. Ваша часть вечно принимает заказ с опозданием. Буду на вас жаловаться интенданту.

 


 


 

{ 16 Комментариев }